Рус  |  En 
Во времена Гёте уже широко был известен опыт с преломлением белого цвета. Простая стекляшка, призма, при правильном положении у ребёнка в руках создавала на стене радугу. Белый умеет создавать радугу. Он порождает семь цветов, которые раскрашивают весь этот прекрасный и видимый мир. Гёте говорит о белом, как будто признаётся ему в любви. Он говорит так: белый цвет – это поступок света.

Что такое, собственно, белый цвет? Это цвет, который съедает все прочие цвета, прячет их от глаза, делает невидимыми. Они, красный, желтый, синий, они все там. Когда поверхность, например, храма, например, желтеет – цвет тут как тут.

Что может белый? Идти к лицу, увеличивать пространство, спасать от жары, останавливать войну. О чём сообщает белый? О чистоте комнаты, об опрятности, о чистоте души, о порядочности, о присутствии Бога. Христос всегда в белом, апостолы уже нет. Что бывает белым? Мрамор, мел, глаза слепых, глаза детей после взрыва атомной бомбы, некоторые виды цветков, некоторые виды животных. Например, голубь, севший на ковчег, был белым. Голубка Пикассо – белая. Успенский собор – белый. Что ещё может быть белым? Горе.

Белое горе – это как белое пятно на карте мореплавателя. Человек чувствует горе, но не знает, что является его источником. Нет возможности спросить о причине горя – нет возможности перестать его чувствовать.

Что можно сделать с белым горем? Что можно сделать с нашим прошлым?

Нужна призма, простая стекляшка, которая может превратить это белое в радугу. Преломить это прошлое на семь цветов, которые порождают весь этот прекрасный и видимый мир.

Но что это за стекляшка?

Может быть, участие?